Мировой хоомей

8 лет ago Пресс-служба Комментарии к записи Мировой хоомей отключены

В Туве постановили основать Академию горлового пения (хоомея). Зачем? А как же: интерес к этому искусству вырос настолько, что учиться ему теперь захотели и иностранцы.Предыстория академии началась еще в годы холодной войны. В начале 80-х пленку с тувинским горловым пением услышал физик Ричард Фейнман, лауреат Нобелевской премии. Не знаю, впечатлился ли он ею как ученый или же как эстетически развитый человек. Но факт, что хоомей — любопытное физическое явление: певец извлекает одновременно два звука. Один — низкий басовый тон — он раскатисто тянет. Над ним — сильно выше, на расстоянии двух, трех, а то и четырех октав — надстраивает другой, искусственно выделяя из обертонового ряда какой-либо один обертон. Последовательность обертонов и образует мелодию.Казалось бы, физически все объяснимо. Однако именно в Туве эта техника стала видом национального искусства. И действительно, уж больно хорошо сочетается звучание тувинских песен с холодным чистым воздухом и горными пейзажами, а ритм их уж больно ладно сливается с долгой, задумчивой трусцой послушного коня.Ричард Фейнман порывался ехать в Туву, однако соавтору атомной бомбы наши власти визы не дали. По совету Фейнмана о поездке стал хлопотать музыковед-этнолог Тед Левин. Ему-то и повезло добраться до Кызыла, чтобы найти там в окраинном бараке группу музыкантов, впоследствии прогремевших на весь мир под названием «Хуун-Хуур-Ту».Этот ансамбль, который возглавляет Кайгал-оол Ховалыг, — на Западе журналисты эффектно называют его «Паваротти горлового пения» — с тех пор редко возвращается на родину из мировых турне. С какими только рок-звездами он не выступал — а недавно исполнял, например, с ансамблем Opus Posth ораторию Владимира Мартынова «Дети выдры», где распевал в своей привычной манере стихи Хлебникова.И все же «Хуун-Хуур-Ту» — далеко не единственная группа, которая владеет искусством тувинского хоомея. Более того, другие ансамбли, не столь активно работающие на экспорт, тщательнее сохраняют местный стиль и его вариации. Всего в Туве полторы тысячи мастеров хоомея, так что студентам Академии будет, у кого поучиться.Представляю себе: какие-нибудь Маурицио и Берндт, худенькие, восторженные, с рюкзачками бегут по кызыльскому холодку, чтобы войти в торжественные залы Академии и усесться на ковер, почтительно глядя в горло профессору.Петр Поспелов. Музыкальный критик, руководитель ТПО «Композитор», редактор отдела культуры газеты «Ведомости».