Сергей Пюрбю — известный и неизвестный

7 лет ago Пресс-служба Комментарии к записи Сергей Пюрбю — известный и неизвестный отключены

Сергей Пюрбю - известный и неизвестный

Строго говоря, он – известный. Это – классик тувинской литературы Сергей Пюрбю. Но посмотрите публикации – нынешние, к юбилею, и более ранние – и вы увидите, что на самом деле мы о нем ничего или почти ничего не знаем.Где родился?Первое, что пишут в биографии человека – место, где он родился. Так вот родился сын Адыг-Тюлюша Бакыстая Пюрбю 7 сентября 1913 года в:мест. Одуруг-Аксы Эъжимского сумона Бейси хошуна Танну-Тувы (ныне с. Эъжим Улуг-Хемского кожууна Республики Тыва);местечке Одуруг-Аксы сумона Тюлюшей Бейсе хошуна Танну-Тувы (ныне — с. Эъжим Улуг-Хемского кожууна Республики Тыва);м. Эъжим Бейси-Хошуна Танну-Тувы;мест. Эджим, ныне Улуг-Хемского р-на.Понятно, что все это – одно место. Ну не мог человек родиться одновременно в разных местах!Ныне – село Эъжим? На карте села нет, и вообще о таком селе все справочники молчат. Есть местечко Эъжим.Министерство культуры решило объявить месячник, посвященный творчеству Сергея Бакизовича. Основные мероприятия пройдут с 18 по 22 сентября. На малой родине писателя в Улуг-Хемском районе состоится вечер памяти Народного писателя.Интересно, где состоится?Сам поэт пророчески пишет о своем месте рождения в стихотворении «Кара-Суг»:«В тувинском крае много рек,и между ними есть одна,вам не найти ее вовек,зовется Кара-Суг она.Река такая же, как все.Нет песен о ее красе,но я люблю ее сильнейвсех быстрых рек страны моей.Там есть утес, там над скалойлетел орел и видел он,как женщиною пожилойя в бедной юрте был рожден».Ну, речку Кара-Суг найти, в принципе, можно. А вот орла – свидетеля рождения – уже вряд ли. И место рождения определить с точностью – тоже вряд ли.Но поэтически (все-таки Сергей Пюрбю был настоящим поэтом) место рождения предельно понятно. Название местечка Одуруг-Аксы можно перевести на русский: одуруг — тропа, тропинка (в горах), аксы – устье, жерло, рот. Там начиналась тропинка, или она куда-то впадала? Одуруг – это еще и «строка». Поэт начинается там и тогда, когда появляются его строки, его стихи.Где учился?А вот этого точно никто не скажет. Судя по разным публикациям и справочникам, Сергей Пюрбю учился:в Ленинграде, на Северном факультете с 1928 по 1930 г., затем с 1930 по 1932 г. на педагогическом отделении Курсов нацменьшинств Советского Востока при Ленинградском Восточном институте им. Енукидзе;в Ленинграде на рабфаке Института народов Севера (1928 г.), затем на педагогическом отделении на курсах нацменьшинств Советского Востока при пединституте им. Герцена;окончил рабфак Института народов Севера при педагогическом институте им. Герцена в Ленинграде, а в 1930-1932 учился в этом учебном заведении.Все эти утверждения не могут быть одновременно истинными. Они попросту противоречат друг другу. И сами себе тоже.Был институт имени Енукидзе — Ленинградский восточный институт – он ликвидирован в 1938 году, но это ничего не значит, нас интересует только начало тридцатых годов.Был Государственный пединститут им. А. И. Герцена.И был Северный институт Ленинградского государственного университета. 1930 — Северный институт становится самостоятельным и получает название Институт народов Севера ВЦИК.Ленинградский государственный университет – это вовсе не Государственный пединститут им. А. И. Герцена, это – разный вузы. Северный институт войдет в состав Ленинградского пединститута только в 1953 году.Курсов нацменьшинств Советского Востока в институте им. Герцена и в Северном институте не было. Вероятно, они были в Институте им. Енукидзе. Но сведений об этом институте очень мало.Одно ясно – он учился в Питере. Точнее – в Ленинграде.А как поэт – учился у Пушкина и Маяковского. Пушкин создал «онегинскую строфу», Пюрбю — свою, «чечековскую» (стихотворная форма поэмы «Чечек»). Некоторые стихи он писал, как Маяковский – «лесенкой», только она частенько терялась в переводах. Вряд ли можно сказать, что он учился на тувинском фольклоре, – он им жил, он был им «пропитан» изначально.Как сохраняется память? Дальше источники расходятся еще больше. Он недоучился – вынужден был оставить учебу в связи с нехваткой кадров или потому, что жена ждала второго ребенка, и он вернулся на родину?А вот как сохранятся память о нем? Дом народного творчества, в котором сейчас, кстати, размещается Министерство культуры, объявившее месячник посвященный творчеству Сергея Бакизовича, как-то потерял это имя. Его сейчас так уже и не называют.На фасаде дома № 95 по улице Кочетова была мемориальная доска: «В этом доме жил поэт Бурбу Сергей Бакизович…». Бурбу – это, в общем-то, нормально, именно так и должно писаться в идеале его имя. Но в паспорте-то было: Пюрбю, и дочь поэта Елена Глушакова вместе с внуком поэта не раз обращались в администрацию Кызыла, с просьбой сменить мемориальную доску на их доме из-за искажения фамилии. Доску сняли и уже, похоже, навсегда.Есть другая мемориальная доска на доме по Красноармейской. В доме № 74 жили в одно время разные писатели, в том числе и С. Пюрбю.Мария Давыдовна Черноусова-Сарыг-оол долгое время хранила память о муже, о Степане Сарыг-ооле. Ее квартира была своеобразным музеем тувинской литературы. Не стало ее в 2005 году. Были мнения, что здесь надо бы организовать литературный музей. Были и прошли. Сейчас только одна мемориальная доска напоминает о том, какие удивительные люди здесь жили: Пальмбах, Сарыг-оол, Пюрбю, Сагаан-оол, Ховенмей. Соседи еще помнят о них. Говорят, что когда квартира отошла родственникам, там уже никакой памяти о Сарыг-ооле не сохранялось. Соседи помнят, что здесь было правление Союза писателей, что здесь хотели организовать музей… А еще кто-нибудь помнит?Кстати, квартира эта сейчас продается. И на окнах написано, что – продается. Кто хочет купить историческую квартиру, где когда-то хотели сделать литературный музей? В котором нашлось бы место, чтобы сохранить память о всех писателях и поэтах Тувы…Сергей Пюрбю. Родился в 1913 году. В 1928 – в пятнадцать лет, начал учиться в Ленинграде. В 17 лет начал писать стихи. В 19 лет – стал работать в Министерстве культуры. Тогда взрослели быстро. Но ему удалось и не стареть. Мудрость пришла, не уничтожив свежести юношеского восприятия. В пятьдесят семь лет он пишет: «Я встречусь с тобой однажды у кромки заката»…У каждого свой путь и свои встречи с поэзией. Может быть, кому-то повезет, и он действительно встретится с поэзией Пюрбю на кромке заката. Тогда он поймет, что это стихотворение было написано именно для него. И неизвестный поэт станет известным, несмотря на то, что мы пока и не можем точно сказать — где родился, где учился…Ирина Качан, «Плюс Информ»