Голос из далёкой Тувы заставляет сердце Европы стучать ритмичней

5 лет ago Пресс-служба Комментарии к записи Голос из далёкой Тувы заставляет сердце Европы стучать ритмичней отключены

Хоомей,игил, бызаанчи, хомус, дошпулуур и дунгур — все это и еще много чего,оказывается, очень любят слушать и в Латвии. Хоомей — это традиционноетувинское горловое пение, признанное в мире уникальным, включено в списокнематериального культурного наследия человечества программы ЮНЕСКО. Остальныедиковинные слова — названия народных инструментов жителей далекой и моейлюбимой Сибири.  

ВРиге выступит культовый тувинский квартет «Хуун Хуур Ту». Не каждый ответит,где эта Тува вообще находится и что за горловое пение там такое, а в то жевремя великий Френк Заппа и Стиви Уандер считали за честь выступать на однойсцене с «Хуун Хуур Ту» и приглашать их для участия в записях. 

Аваш автор познакомился с музыкантами в прямом смысле слова — в лесной чаще, вТуве, около горы Монгун–Тайга, где при поддержке главы МЧС России Сергея Шойгуучаствовал в экспедиции от Русского географического общества. 

Этобыло 12 лет назад. Тогда я впервые побывал в Туве, куда поехал в составемеждународной экспедиции Русского географического общества — по изучениютрадиций, культуры и верований малых народов Сибири. Возглавлял ее сам Шойгу(как президент организации, а не только руководитель МЧС). С ним мне тогдапосчастливилось и через бурелом пройти (почти день шли), и на лодке по рекесплавляться. А одним вечером у подножия Монгун–Тай-ги (самая высокая точкаВосточной Сибири — более 4600 метров) слушали у костра выступление тувинских  горловиков —  из той самой группы «Хуун Хуур Ту» (в переводе —«Расщепление солнечного света в облаках на множество расходящихся лучей»). 

Кслову, в самой Туве об этих музыкантах знают лишь в небольших селах, да и тонемногие, а вот за границей России, в крупнейших европейских залах, например, ванглийском Королевском Альберт–холле, билеты на выступления ансамблязаканчиваются еще до того, как в СМИ сообщают о приезде «уникальных сибиряков».

Звук,раскалывающий скалы

ВТуве горловое пение, равно как и игру на бубне, не отделяют от шаманизма: онопомогает лечить людей, буквально проникая в их подсознание. Человек, слушая этопение, расслабляется — уходит негатив. Благодаря хоо-мей он словно раскрываетканалы внутренней силы. И именно она очищает звук, способствует прояснению вмыслях. Сама история горлового пения, теперь столь популярного и в Европе,такая: люди в древности подражали окружающим их звукам — шуму леса, шорохустепи, вою ветра, крикам птиц, реву зверей — и тем самым как бы разговаривали сприродой. 

Исследователигорлового пения говорят: это песнь тела человека. Исполнитель вбирает в себястолько воздуха, сколько могут вместить его легкие, и затем начинает извлекатьурчащие хрипы, непрерывность и длительность которых всецело зависит от уменияуправлять диафрагмой. Засим следует новый глубокий вдох — и продолжениетаинственных звуков. Уникальность искусства заключается в том, что музыкантизвлекает сразу две ноты одновременно, образуя таким образом своеобразноедвухголосное соло. 

Этопение присуще народам Саяно–Алтайского региона — тувинцам, алтайцам, монголам,а также проживающим в европейской части России башкирам. У тувинцев четырестиля хоомей — каргыраа, сыгыт, эзенгилээр, борбан-надыр, существует инесколько разновидностей — думчуктар, хоректээр, хову каргыраазы. 

Хоомей,буквально означающий «гудение», акустически связан с тяжелым, жужжащим звукомкрайне низких частот. У тувинцев существует предание. Юноша–сирота жил втечение трех лет в одиночестве, у подножия скалы, отзывающейся в окрестной долинемногоголосым эхом. Там струи воздуха под большим напором давали эффектрезонанса между скалами, которые в итоге раскалывались. И вот однажды юношапопробовал подражать этому звуку, и по соседней скале поползла широкая трещина.

Какплачет верблюдица и звенит серебряная цепочка

Стилькаргыраа (переводится — «бурлить») появился в среде погонщиков верблюдов. Еслислучалось, что верблюжонок умер, люди подражали звуку плачущей верблюдицы и темсамым разделяли с ней скорбь. Стиль сыгыт произошел от глагола сыгыр — свистеть(причем через нос). Эзенгилээр происходит от слова «эзенги» — стремена. Приезде на лошади серебряная уздечка издавала определенный ритмический звук. Длявоспроизведения этих звуков всадник должен был занимать определенное положениев седле и ехать иноходью. Стиль эзенгилээр появился как подражание этим звукам.

Ногруппа «Хуун Хуур Ту», которая выступит 8 ноября в Риге в зале Большой гильдии,вообще один из ярчайших представителей мира этномузыки и, наверное, самыйизвестный на мировой сцене коллектив из Сибири. В ней ведь не только горловоепение — но все звуки природы. Группа с начала 1990–х выступила практически навсех крупнейших фестивалях мира — этники, джаза и даже рок–музыки, дала тысячиконцертов от США до Японии и по всей Европе. 

Кстати,музыканты «Хуун Хуур Ту» родом из окрестностей Монгун–Тайги — моего самоголюбимого во всей Туве и самого отдаленного ее района (от столицы республики,Кызыла, 11 часов по дорогам, где разлетаются по винтикам даже уазики и«уралы»!). До 1932 года он и вовсе был в составе Монголии. Он находится настыке той самой Монголии и Алтайского края, все поселения в нем горные, где донеба можно запросто дотянуться, если стать на цыпочки. 

Тутживут не просто крепкие сибиряки, но народ горный, самый закаленный и прочный.Летом здесь палящее солнце и ледяной ветер, неизвестно, когда пойдет легкийдождь, а когда — крупный град или вдруг поднимется снежная буря. Зимойпоселения в окрестностях Монгун–Тайги считаются закрытыми: дороги перекрываютвоенные, никого не пускают в район, и из него никто не выезжает, посколькуопасно — то лавины, то оползни, то беспросветная пурга. Зима здесь начинаетсяво второй половине сентября и заканчивается в середине мая (если повезет). 

Второеназвание этого места — Монгун-Менги-Хайыркан — в переводе с древнемонгольского«Ледяная гора небесного медведя». Вершину считают священной, на ней живет тотсамый небесный медведь и служит Богине — прародительнице всего. Гора нередко поночам словно стонет: по преданиям, так медведь говорит с повелительницей. И ещеочень часто на вершине звучит то самое горловое пение. Что это? Ветер врасщелинах носится? Или самый главный шаман, спустившийся с неба на бубне,камлает — и поет свою песню? Я всегда верил, что это — шаман.   

ИгорьМЕЙДЕН

meiden@vesti.lv

Тел.67088707

telegraf.lv,tuva.asia