Город молодых: триста гостей и одна Настя

3 года ago Пресс-служба Комментарии к записи Город молодых: триста гостей и одна Настя отключены

Город молодых: триста гостей и одна НастяСколько свадеб было у Насти Дресвянниковой, она даже навскидку сказать затрудняется. А вообще за год – как-то пыталась подсчитать – девушка отводит около сотни мероприятий. Помимо свадеб, это всевозможные конкурсы, вечеринки, корпоративные посиделки, выпускные, дни рождения и юбилеи. Что ни выходные – люди отдыхают, а она работает. Анастасия – профессиональный ведущий. Человек, который не подрабатывает на мероприятиях от раза к разу, а – зарабатывает на жизнь исключительно этой деятельностью.  Окончив с красным дипломом факультет психологии Тувинского госуниверситета, работать по специальности Настя не стала: покоробило, как оценивается труд психолога в школе. Попробовала найти себя в иных видах полезной деятельности, предлагаемых местным работодателем, и в результате поняла, что сколько бы она ни изображала из себя офисного сотрудника, как бы ни старалась привыкнуть к монотонному труду – не видать ей в нём удовлетворения. Всю свою сознательную жизнь девушка мечтала о чём-то более творческом и динамичном, чем сидение в кабинете за компьютером. Говоря по правде, мечтала она о сцене. И за микрофон весьма уверенно взялась уже в университете. Яркая, боевая, харизматичная – слышно Настю было издалека. Слышно её было на юмористических состязаниях клуба весёлых и находчивых, в хоре голосистых талантов студвёсен, а вскорости задорную девчонку из Тувы услышали даже светила российской эстрады во главе с самой примадонной Аллой Борисовной. Случилось это на кастинге шоу «Фактор А», куда Настя отважно попыталась прорваться. Не попыталась – прорвалась; и считает это событие, пусть оно и не принесло ей и крупицы славы, полезным опытом и даже большим личным успехом.  – Настя, расскажи, как это было, – прошу собеседницу.  – Сначала надо было отстоять огромную очередь в несколько тысяч человек, чтобы только войти в гранд-холл, – охотно сообщает Анастасия. – Я приехала в семь утра – там уже толпа. Я встала, и меня придавили сзади. Всё. Выйти невозможно. Но я выстояла. Ближе к вечеру уже зашла. В кабинете сидит продюсер, педагоги, кто-то по актёрскому. Все уже утомлённые, сердитые. Пой, говорят. И ты поёшь. Акапельно, без музыки, безо всего. Ну давай, потанцуй, руками помаши, подвигайся. Ты что-то творишь. Что тебе надо от этого проекта? Что-то отвечаешь. Ну ладно, иди дальше. Это значит – одобрили. И так три кабинета. Если пропускают все – значит, на сцену. Большинство отсеивались уже на этом этапе. Потом пришлось ещё ждать до полуночи – всех прослушать не успели, и пришлось прийти назавтра. Выхожу, значит, – и… мне включают не ту фонограмму. Пугачёва ругалась страшно. Пришлось уйти, заново скачать фонограмму и снова отстоять очередь. Выступила я в числе последних. Но, как ни странно, прошла. Все были в шоке: никого не брали уже несколько часов. А меня взяли. Потом был второй этап, который по ТВ не показывали. Нас поделили на группы и дали задание: вот песня известного исполнителя, сделай на неё кавер в своей манере. Хорошо, я сделала кавер, пришла. И тут внезапно решили поменять условия: сейчас песня, говорят, включится, и вы должны её спеть. Я ненавижу теперь эту песню – это был Пресняков, «Аэропорты». Во-первых, я эту песню не знала, во-вторых, мелодически она была сложная. Мы, десять человек, два раза прослушали её с мобильника. Я вышла на сцену – ну что делать? Текст идёт суфлёром, а я ещё и слепая, и мелодию не помню. Понимаю, что – всё. Поэтому я поулыбалась, крикнула: привет, Олимпийский, я вас всех люблю! Спела что-то невпопад, помахала и ушла.  – Молодец какая, не растерялась. Настя, с аудиторией ты работаешь уже давно. С университета, наверное?  – Да, точно, и первый заработок был в университете – 500 рэ. За вечер. Первое, что я провела в вузе, – была, кажется, «Евразия». Тогда это было совсем не так, как сейчас. Факультеты готовили выступления по 40 минут. Представляешь, сколько у нас факультетов и сколько это длилось? Но для нас самое сложное было – пробелы, провисы, как у нас это называется, между выступлениями. Одна команда ещё не готова, а вторая уже закончила. Что делать? Я тогда осознала, какая я молодец: 20 минут развлекала зрителей, пока жюри подводило итоги.  – То есть импровизировала?  – А выбора не было. Я могла, конечно, уйти со сцены со слезами, но мне было жалко зрителей. И тогда я поняла, что мне это нравится. Знаешь, это самое клёвое – когда люди реагируют на тебя, на твои шутки. Помню, в Ак-Довураке мы проводили какой-то концерт, и зрители мне хлопали так же, как выступающим. Это было потрясающе…  – На концерте ведущий – это вроде как конферансье…  – Ну – в моём случае не совсем. Ведущие бывают разные. Вот есть конферансье, который объявляет красивым голосом то, что написано у него в сценарии, есть стендап-ведущий, есть баба с баяном – это из прошлого, этакий ведущий-оркестр, есть лиричный ведущий – он может сказать красиво, в стихах; а есть нечто смешанное – стендап и импровиз. Дело в том, что импровизировать не все могут. Вот Ургант может. Я на него не претендую, но – импровизировать могу.  – Настя, уж коли ты занимаешься этим делом профессионально, то, наверное, как-то повышаешь своё мастерство?  – На самом деле в России профессия ведущего сейчас невероятно популярна. Это целая бизнес-индустрия. И уровень, который находишь там, не сравнится с нашим. Мы застряли в лучшем случае в начале 2000-х. Если не в 90-х. И по ценовой политике, и по тому, что мы преподносим людям и к чему их приучили. Я стараюсь ежегодно выезжать на форумы ведущих, где посещаю разные мастер-классы. Мне это очень нравится – вносить что-то новое в нашу, например, свадебную индустрию. В Красноярске ежегодно проходит сибирский свадебный форум. Там собираются организаторы, ведущие, декораторы – выступают профессионалы своего дела, которые делятся опытом. Новые свадебные фишки, конкурсы, традиции – всё рождается на этих форумах. Бывает, сижу и думаю: вот это просто здорово, но у нас не проканает.  – Потому что наши свадьбы отличаются от тех, что играют за Саянами?  – Конечно. Одно из отличий – масштаб. Там в среднем собираются человек 50, сто – это уже очень много. А у нас триста гостей – в среднем. Национальные свадьбы – они все многолюдные. Когда делишься этой особенностью с коллегами, они приходят в ужас: что делать с аудиторией в триста человек? Ну и ещё. Почему я говорю, что мы немного застряли. Я часто слышу, что наши свадьбы все одинаковые. Невесты и гости так говорят, не я придумала. Те же самые схемы, песни, слова, что и десять лет назад. В России не так. Там к ведущему приходят и просят: а сделайте так, как не было вообще ни у кого. И он голову ломает. Ему говорят: нам традиций не надо, хлеб грызть мы не будем. Меняйте на что-то другое. Там отошли от свадеб с применением традиций, несущих глубокий смысл. Люди, прежде чем дойти до ЗАГСа, живут вместе по пять лет, уже сходились – расходились, имеют детей – все традиции для них сейчас не более чем игра. У нас молодые – да, они хотят новизны, а вот старшее поколение очень тяжело на это реагирует. Поэтому у нас те фишки, которые там опробованы десять лет назад, примени их сейчас – все будут в восторге. Никто не видел. Иногда наши молодожёны хотят кого-то удивить, и приглашают на свадьбу миллион артистов разных жанров. Ребята, этим никого не удивишь. Я вам скажу, что удивляются обычно гости, когда испытывают яркие эмоции, переживания. Если они испытали что-то – потом только это и будут обсуждать. Это называется wow-эффект. И верх мастерства, если никто не догадается, что это было подстроено.  – Настя, так значит, больше всего тебе нравится вести свадьбы?  – Как ни странно – нет. Больше всего – корпоративы. На свадьбе бывает так. Приезжают молодые, опоздав на два часа; гости уже все пьяные, выстраивается огромная очередь из поздравляющих, кто-то принимается играть на баяне, а я стою и думаю: что я здесь делаю? При этом все могут быть довольны, но для меня это – провал. Половина вещей, которые я планировала, прогорает. Время сжимается. Остаётся часа три – что можно за них успеть? Мы быстро едим торт, быстро танцуем – всё без перерывов. Быстрей-быстрей. А на корпорат люди приходят вовремя, никто не опаздывает, у меня – шесть часов полёта.  – И последнее. Настя, ты ведь не только сделала попытку штурма российского шоу-бизнеса тогда, на проекте «Фактор А», ты же снялась в клипах с Аясом Допаем. Получились у вас две весьма симпатичные вещицы, очень разные по характеру. Расскажи, как всё это вышло?  – М-да. Сидели как-то с Аясом и говорили о том, какую чушь снимает наш шоу-бизнес. И вдруг решили побаловаться, снять какую-нибудь ерунду, просто чтобы посмотреть реакцию людей. Но чушня чтобы была стильная. Чтобы вырвало мозг, но смотреть хотелось до конца. И сделали. Этот ролик посмотрели около 100 тысяч человек. А в прошлом году был клип про Туву. Что хотели изначально? Ролик должен был говорить, что Тува тоже современная, и у нас не только красивая природа, но и молодёжь здесь есть, и живём дружно. Потом произошёл инцидент в армии, и мы утвердились в своей идее: снимем так, чтобы все посмотрели и увидели, что мы не уроды. Видеоролик позитивный, классный, без политики, заявлений. Просто снимем, а люди пускай сами додумывают. Со съёмкой помог Чечен Салчак – свадебный фотограф, видеограф. Хотите посмотреть, как у нас в Туве? – сбросил это видео, и всё понятно. Вот такая у нас природа, такие люди. И кабриолеты есть, и Центр Азии. И русские, и негры – все живут здесь. Снимали три дня. Сизим, Алдын-Булак, Дус-Холь. Скажу честно – было очень холодно. И все наши радостные купания – все стояли в куртках и смотрели, как мы плещемся. А мы матерились, губы у нас тряслись. Это был почти сентябрь. Все, кто участвовал, – спасибо большое ребятам – все участвовали просто так. Никому не платили. Больше спасибо председателю Каа-Хемского района – мировой мужик, нам помог во всём и дал бесплатно лодку. Выложили ролик в сеть в октябре. Интересно, что больше всего просмотров он набрал в «Одноклассниках» – около 30 тысяч. Ну и в «Инстаграме» неплохо пошёл. В общем мы довольны своей работой. Сниматься было интересно. И получилось хорошо. Показать не стыдно.  Беседовала Виктория КОНДРАШОВА